28-летняя казашка открыла ателье в центре Лондона и попала в список Forbes. Как?

Татьяна Кожевникова из Казахстана — самая яркая участница списка перспективных европейских предпринимателей младше 30 лет по версии Forbes. Она жила вместе с мужем в Лондоне, строила карьеру в фармацевтической индустрии, а потом уволилась и вложила все сбережения в бизнес, которым в Англии традиционно занимаются только мужчины. 

Неподалёку от Сэвил-Роу, где столетиями работают магазины самых дорогих английских портных, Кожевникова открыла собственное ателье. Отсутствие опыта и связей не помешали ей преуспеть. Скорее, наоборот. Новичкам проще решиться на эксперименты. Например, в отличие от именитых соседей, Artefact London Кожевниковой вместо закройщиков использует лазеры. 

От увольнения, против которого выступали все родственники и знакомые, до включения в престижный список прошёл всего год. «Секрет» узнал у предпринимательницы, как он прошёл и что она будет делать дальше. 

«Я такая: стоп, что происходит?»

— Поздравляю! Как вы сами, рады?

— Я, конечно, очень рада, мне очень приятно. У меня сейчас в голове столько проблем, поэтому, когда я получила е-mail от Forbes, я просто не поверила своим глазам. Как раз ехала тогда в такси из аэропорта, проверяла почту, открыла е-mail, а там письмо от Forbes c приглашением на вечеринку для победителей в Лондоне. Я такая: стоп, что происходит? 

— Кстати, вы слышали что-нибудь о других предпринимателях, которые попали в список?

— В основном актёров и музыкантов. Вот Ray Blk, английская музыкальная звезда, мне очень нравится. Мне кажется, русских ребят если и видела, то мельком. Было столько народу! И очень много алкоголя (смеётся)

— Голова утром болела?

— Ну, на следующее утро я снова вышла на работу и, если честно, вообще обо всём забыла. Сегодня вот беру на полдня выходной — работаю удалённо, а дальше еду по делам. Ведь мой режим под клиентов подстроен: если надо — приезжаю в офис к восьми утра или в воскресенье. 

— Хотите сказать, вы до сих пор с каждым клиентом работаете персонально?

— На данном этапе я не готова это кому-то передать. Слишком важный для меня момент. 

— Forbes ваш бизнес заинтересовал в том числе тем, что при пошиве костюмов вы используете лазерные технологии. Звучит так, будто вы стоите над человеком с лазером, что-то вырезаете на его костюме, а он еле дышит, боится, что у вас рука дрогнет. Можете мне, человеку, который последний раз надевал костюм на школьную линейку в четвёртом классе, объяснить, зачем вам лазеры и как вообще это работает?

— Ну смотрите. Если вы идёте к обычному портному, он берёт сантиметр и начинает замерять, так? Через пять-шесть недель вы приходите на примерку, где этот костюм разбирают и под вас опять переделывают. С первого раза правильно снять мерки сантиметром очень-очень тяжело. Есть такое понятие… Как же перевести это на русский? Баланс пиджака! Например, если человек немножко сутулится, то неважно, какие у него мерки — пиджак всё равно сядет плохо. Тут нужно менять наклоны углов: изгиба в спине, изгиба плеч и всё прочее. 

— То есть сантиметр вы в руках держали давно?

— Нет-нет, смотрите. В ателье я храню пиджаки и брюки всех размеров, они все каталогизированы в электронной системе. «Пиджак 42 размера, длина рукава — такая-то, наклон угла плечей — такой-то». Я пиджак на человека надеваю, беру иголочки и говорю: «Я подколола 2 см с каждой стороны, думаю, на вас так смотрится хорошо». И человек говорит: «Да, я с вами согласен». Или: «Нет, давайте уберём 2,5 см, а не 2». 

— Получается, вы снимаете эти мерки, заносите их в систему, а дальше система делает лекала сама?

— Да, дальше в системе формируются лекала, которые потом на производстве в Португалии вырезает лазер. А отшивается всё почти по классической технологии. Вместе с доставкой в Лондон процесс занимает 3,5-4 недели. Иногда даже две. Если пойдёте на Сэвил-Роу (улица в Лондоне, где находятся самые престижные и дорогие ателье. — Прим. «Секрета»), то между примерками и результатом пройдёт до пяти месяцев.

— «Лазерные» костюмы, наверно, должны стоить очень и очень дорого…

— Мои поставщики берут недёшево, да. Но разброс цен в Лондоне в принципе очень большой. От 500 фунтов за ужасное качество пиджака, которое даже индивидуальным пошивом назвать нельзя. Если вы идёте на Сэвил-Роу, то цены там начинаются от 4500 фунтов за костюм. Это очень дорого! Причём шьют они часто в Азии, в Непале, в Китае. 

— А что вы можете предложить клиентам?

— У меня другие цены. Индивидуальный пошив - от 770 фунтов. В основном портные держат магазины на первом этаже. Но на самом деле, перед тем как что-то купить, люди сначала смотрят это что-то в интернете. Я сделала ставку на хороший сайт и раскрутку в Instagram. А ателье сняла на втором этаже и сильно сэкономила. 

В принципе, клиенту не важно, на первом ты этаже, на втором или на десятом, если ему удобно добраться до тебя. А ему удобно — мой офис в самом центре Лондона. В общем, локация — первое, что моё отличие. Ну а потом появился лазер. Но его сегодня использую не только я. 

— Почему тогда Forbes выделил именно вас?

— Я много об этом думала. Мне кажется, дело в том, что в Англии индустрия ателье считается вымирающей. Молодёжь сегодня не идёт в индивидуальный пошив, она покупает костюмы в Hugo Boss. В индустрии ателье одни мужчины, большинству — за 50. У них отвратительные сайты, отвратительные ателье, у них безумно дорого! Они шьют на старых мужиков (смеётся)

«Муж не был рад»

— Как вообще вы стали делать бизнес?

— Ну смотрите. Я родилась в Казахстане. Когда закончила школу, поехала учиться по обмену в Китай. Но мой молодой человек, мой нынешний муж, учился в Лондоне, и быть порознь мы не хотели. Я переехала в Лондоне и начала изучать бизнес, финансы, испанский. Потом четыре года работала в фармацевтической компании в мужском коллективе. Я вам рассказывала, как это было. А потом открыла своё дело. Мне тогда исполнилось… Так, я 89-го года... Значит, 27. 

— Но почему костюмы?

— А я вообще обожаю формальную одежду, пиджаки, костюмы, люблю носить их сама, люблю, когда их носят мужчины. К тому же, на протяжении многих лет мы с мужем не могли подобрать ему костюм. Мы много покупали в ритейле, но всегда это было муторно и результат был какой-то... отвратительный. Покрой очень устаревший, ткани… Взять хотя бы бренды: Corneliani, Hugo Boss, Brioni. В их магазинах можно поменяет длину рукава или пиджака, и на этом всё. У больших брендов очень примитивная подстройка лекал под человека. Я поняла, что можно сделать лучше. 

— Вы просто пришли и сказали родным: а почему бы мне этим не заняться?

— Когда я друзьям сказала, что хочу открыть ателье, на меня посмотрели, как на идиотку полную. Кто сейчас ходит в ателье? Понятное дело, никто не ходит. Ведут ателье старые мужики — кто туда захочет пойти?! Даже муж был против. Говорю ему: ну посмотри на рынок, ты же сам видишь, какая там проблема, почему нет? 

Муж не был рад, что я вкладывала такие большие деньги (Кожевникова инвестировала в Artefact London 75 000 фунтов. — Прим. «Секрета»). Что ухожу с работы. Сейчас он очень рад, конечно, что я это сделала, но первой его реакцией было: «Да ты с ума сошла! Сэвил-Роу существует 200 с лишним лет не просто так! Тут такие портные, у них такой опыт, а ты кто такая?» 

Как у Татьяны украли костюмы на несколько тысяч долларов и как вести себя русскому в Европе, чтобы не опростовлоситься — читайте в продолжении интервью 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →